[DA:M] Апулийские сплетники | ходы игроков | 1. Те, кого встретишь в дороге

12
 
DungeonMaster BBD_Taedh
01.02.2024 17:15
  =  
  Ирина скользнула в тёмный проём ступенчатой лестницы, высеченной в толще скалы. По обоим стенам вилась плетёная толстая верёвка, предназначенная для того, чтобы идущий вниз или вверх мог ухватиться за неё и не упасть, и через каждые пять шагов закреплённая в камне железным штырём. Сырость, будучи заметной в гроте, почти полностью исчезла уже во втором пролёте, уступив место запахам, тянущимся сверху. Винные пары, уже замеченные ламией ранее, усиливались с каждой ступенью, а вместе с ними девушка ловила ароматы не особенно изысканной пищи простолюдин.

  Всего длинных прямых лестничных пролётов насчитывалось четыре, с разным углом наклона, каждый за сотню ступеней в три-четыре ладони высотой, с узкой искривлённой площадкой между ними. Для немёртвой девушки труда преодолеть подъём не составляло, но для обычных смертных они, скорее всего, были "особой формой наказания", и не только подъём, но и спуск оставался предельно опасным, будучи во втором снизу пролёте настолько крутым, что казался отвесным, и только канаты могли бы удержать неосторожных от перелома всех костей в теле после стремительного падения. Самый верхний же, он же самый длинным и пологий, мелькнул вдали, отражаясь в уголках глаз ламии недавно затушенным огнём, как только она появилась из-за угла. Кто-то, казалось, указывал ей путь, хотя, быть может и не ей, но другим ночным гостям. И тем не менее, когда лилим подошла ближе, то обнаружила лишь затушенный мокрой тканью факел, ещё немного источающий запах гари, и аккуратно оставленную чуть-чуть приоткрытой деревянную дверь, скрадывающую приглушённые голоса откуда-то сверху.

  За дверью царила темень, но запахи вина и бочек ясно давали понять, что там скрывается погреб, небольшое помещение, уставленное тарой с водой и бочонками разного размера, заканчивающееся ещё одной дверью, за которой явно кто-то был, и, скорее всего, не один.
31

Ирина Фокина Reki
03.02.2024 22:13
  =  
Ступая по лестнице, Ирина словно переворачивала страницу за страницей свое прошлое. Ведь те слова, что она сказала на прощание Анспранду, в точности описывали одну из них. Тогда она отреклась от всего человеческого, ибо ничто в мире людей более не вызывало в ней ни любви, ни сострадания, ни каких-либо иных теплых чувств. Только жгучая горечь терзала душу, словно потусторонний, лишенный отрады реквием. Сумеет ли он ухватиться за то крохотное зернышко истины, которое она оставила ему на память? Ирина не знала. Но время подумать она дала. А если помилование обернется предательством - так даже лучше. Это значило бы, что все возвращается на круги своя...

Впрочем, порассуждать об этом можно было и после. Сейчас ее все более заботило то, что ожидало за дверью в конце подъема, чем-то напоминавшего эдакую крипту наоборот. Ступени вели не вниз, а вверх. В остальном было очень похоже. Некоторые усилия понадобились, чтобы звуки шагов не выдали ее приближение раньше времени. За дверью, как она думала, находился погреб или иное помещение, в котором люди с поверхности хранили воду. Ламия проникла в него без труда, приоткрыв незапертую за кем-то дверь. Эта беспечность могла дорого стоить смертным, ибо воспользоваться ею мог кто угодно. Но в то же время это было так на них похоже, что именно смертных она рассчитывала увидеть за следующей дверью, откуда доносились чьи-то неразборчивые обрывки фраз.

Ирина вошла, миновав преграду. Так, словно она в сотый раз проходила здесь, и перво-наперво попыталась определить, с кем предстояло иметь дело. Положение и сословие, сколько их, и каковы будут намерения в отношении нее? Сама она держалась уверенно и даже властно. Заостренные схваткой черты лица, пронзающий взгляд, в котором угадывалась непоколебимость воли, бледный оттенок ее кожи - все это разительно отличало гостью от всякой бывавшей здесь ранее простолюдинки. Да и в столь поздний час к появлению на пороге незваной гостьи только дурак отнесся бы легкомысленно, не смотря на расхристанный, видавший виды бедняцкий наряд. В лучшем случае Ирину можно было принять за воровку, в худшем - за ту, кем она была на самом деле.
32

DungeonMaster BBD_Taedh
06.02.2024 14:55
  =  
  Едва приоткрыв дверь, ламия поняла, что снаружи, несмотря на поздний час, предостаточно людей проводит свои ночные часы за вином и разговорами. Запахи потных и пыльных с дороги мужчин и пролитого ими алкоголя перемешивались с ароматами остатков вечерней трапезы. Дверь в подвал выходила прямиком в каменную арочную галерею, в самом углу общего помещения, прикрытая тенью от балкона второго этажа. Внутри гостеприимного двора всё пространство занимали три длинных стола, каждый на два десятка персон, с лавками в качестве сидений. Камин с пылающим там огнём освещал достаточно, чтобы были видны лица и мясо на блюдцах, куда можно было запустить голодные пальцы. Две двери, одна к комнатам для ночёвки, другая – наружу, в прохладу позднего, или уже раннего, часа, были приоткрыты. Рядом с ними горели длинные факела, воткнутые в металлические держатели. А в стене, напротив галереи, откуда вышла девушка, виднелись деревянные полки с горшочками и утварью, в небольшой нише. Возле них красовались две лежачих бочки, устроенные так, чтобы из них было удобно наливать в кувшины или кружки.
   – Что ещё прикажете подать? – ласковым голосом обихаживала небольшую группу монахов и пилигримов невысокая юркая женщина с живым улыбчивым лицом в переднике, выглядящая слишком молодо для старшей женщины в целом заведении.
   – Вина, хозяйка, неси ещё вина, – один из клириков, полный и начисто выбритый, с неаккуратной тонзурой на голове, будучи в сильном подпитии, потёр руки. Он сально улыбнулся, но его косящие уже глаза всё не могли сфокусироваться на соблазнительной фигуре.
   – Неси уже, женщина! – какой-то бородатый пилигрим, чья шляпа лежала рядом на столе, замаранная животным жиром недавно обглоданного порося, косточки которого валялись рядом, под ним, на полу, поднял указательный палец и с ухмылкой им погрозил: – С позволения святого отца...
   – Ничего, ничего, – улыбнулся священник, сидевший по правую руку от него: – Я ж не реформат, и я не из гордых и чванливых. Народным мне брезговать не престало. Но и то верно, что мы покуда в пути, то можем быть вольны ещё немного пития отведать этим часом.
   – Хы-ы-хы-ы-хы, – глухо то ли захрюкал, то ли засмеялся, то ли захныкал пилигрим напротив него. По какой-то причине половина его лица не могла нормально шевелиться, оставляя поллица обвисшей и подёргивающейся. Кроме них, за столом присутствовал притихший торговец, от которого несло лошадьми, в грязном плаще и с копной немытых волос на голове. Он сидел, опустив голову, будто спал или разглядывал что-то под лавкой, сильно согнувшись, так, что его лоб едва ли не касался столешницы.

  За наружней дверью слышались гневные грубые голоса, как минимум пять человек, перемежая возмущение с грязными ругательствами, перекрикивались и наседали на кого-то, требуя от него что-то рассказать. Ещё один посетитель спал в углу, его кошель был срезан, а на голову накинут капюшон от рваного худа тёмно-красного цвета. Никто из сидящих за столом не обращал внимания на шум с улицы. Так же и появившаяся не с той стороны бледная девушка не произвела фурора, и вообще, казалось, не стала причиной для беспокойства. Даже хозяйка, оглянувшись на неё, поначалу сделала вид, будто всё идёт так, как оно и должно в этом доме. Быстрый взгляд на неё был метким и острым, но кроме приподнявшихся бровей, Ирина не заметила признаков удивления. Молодая девушка, выбежавшая из жилых помещений к камину с небольшой тушкой поросёнка, одетая в подпоясанную тунику, подтянутую поясом так, чтобы полы платья едва прикрывали колени, не заметив за работой ламию почти уткнулась в неё лицом. Только заприметив тень на полу перед собой, она подняла голову, громко охнула и застыла со смешно разинутым ртом и широко раскрытыми глазами.
33

Ирина Фокина Reki
09.02.2024 18:32
  =  
Дверь привела Ирину в трактир. Просторное помещение со столами и лавками встречало еще одну, необычную гостью запахами стряпни и мужского пота. Ничего удивительного, если бы на дворе в это время не царила глубокая тихая ночь. В столь поздний час видеть огромную массу народу бодрствующей в горной деревне было странно: она бегло насчитала 5-6 человек посетителей вместе с хозяйкой внутри и еще несколько человек снаружи, откуда доносились мужские голоса. Все вместе около дюжины смертных внизу и за дверью. Некоторые были пьяны, но даже в отсутствие умелых воинов столь многочисленная партия могла доставить неприятности. Не одолеть ее, нет, но... Когда они бросятся наутек, гоняться за каждым, словно за крысой, представляло собой задачу не из легких. Поэтому ламия, сколько бы не хотела учинить по-своему, вынуждена была считаться с человеческими порядками.

Ирина собралась было к хозяйке, но вдруг возникшая перед ней служанка заставила гостью сперва поразмыслить. Она смерила девку пытливым взглядом, и только затем нарушила молчание:
- Ты будто смерть увидела, глупая... - гостья толкнула ее небрежно, но с целью не опрокинуть, как могло показаться, а лишь слегка отодвинуть растяпу, хотя бы на половину от вытянутой руки. - Воды мне подай сейчас же, - строго добавила она.

Тотчас Иринина ладонь нырнула под плащ, и вскоре вернулась уже раскрытой, протягивая служанке еще не утративший блеска фоллис. С его медной поверхности будто с балкона Palatium Magnum на девчонку уставился миниатюрный лик императора Константина и его супруги Евдокии. Однако величие императорского двора ни в какое сравнение не шло с Горгоной. Должно быть, у нее на лице оставались следы минувшей схватки, и эта небрежность едва не вогнала девицу в камень. Стоило быть осторожнее, но ведь, право, она не рассчитывала попасть в Вавилон...
34

DungeonMaster BBD_Taedh
13.02.2024 16:58
  =  
  Хозяйка невольно скосилась на ламию, когда та оттолкнула служанку и достала монету, её лицо едва заметно исказилось, морщина, неподобающая видимому возрасту, пролегла посередине лба, но тут же исчезла, когда женщина вернула былую маску. Она отвернулась, улыбнулась монаху, положившему что-то на стол непослушными пальцами после недолгой возни в широком рукаве, а затем несколькими резкими, слишком быстрыми, даже немного смазанными шагами, очутилась рядом с Ириной и положила ладонь поверх фоллиса.
   – Иди, девочка, занимайся делами, – промолвила хозяйка, глядя на бледную кожу вампира: – Я сама принесу воды гостье. Ступай же.

  Девушка, растерянно заморгав, отвела взгляд, сомкнула, наконец, губы, после чего неуверенно закивала и, прижав покрепче тушку к платью, отошла на несколько шагов, затем развернулась и поспешила обратно за дверь, так и не дойдя до камина, где остался пустой вертеп. У самого прохода она, в полуобороте, краем глаза выцепила хозяйку, но повинуясь лёгкому маху ладонью, скрылась в темноте.

   – Занятно... – понизив голос, женщина наклонилась ближе к уху ламии: – Сегодняшняя ночь богата на гостей, – она уставилась в глаза Ирины: – Впрочем... я тебя ожидала. Он здесь, – она взяла фоллис кончиками палец и показала горгоне, намекая, что это плата за что-то, и вряд ли это что-то было кружкой с водой: – Тот, кто прибыл до тебя, – по ладони хозяйки будто бы пробежала рябь, волоски на её коже вздыбились и опали, лёгкая дрожь волной пробилась сквозь уверенные и выверенные движения прежде чем её рука всколыхнула воздух в направлении двери во внутренние комнаты.

   – И что мы имеем? – монах, кося в сторону хозяйки и Ирины одним глазом, проговорил заплетающимся языком, добродушно сплетя руки на обширном животе: – Что решился устроить Ричард Капуанский? Драку в Риме. Всадниками и пешими, стало быть. Заварушку на границе, стало быть... несколько, стало быть, общин разорено.
   – Лучше не надо, – сухим тоном, необыкновенно трезво приглушил голос пилигрим: – Хоть я и считаю, что норманны слишком зарвались, а причина того алчность и жадность, но не нужно ворошить осиный улей, святой отец, – бородатый мужчина смолк под внимательным тяжёлым взглядом священника, сидевшего от него по правую руку.
35

Ирина Фокина Reki
15.02.2024 21:31
  =  
Ирина сопутствовала служанке взглядом, и когда та скрылась за дверью, обратилась к стоявшей подле нее женщине.
- Проводишь, - сказано было так, словно о несогласии не могло быть речи.
Ладонь опустела. Гостья спрятала ее под плащом, в то же время раздумывая, как поступить. Жилых помещений, должно быть, несколько, а потому дабы избавить себя от хлопот, она собиралась воспользоваться помощью владелицы. Но отчего-то медлила, отплачивая монаху той же монетой, когда тот скосил захмелевшие зенки в сторону разговора двух женщин. Все естество ее словно ропщущая на огне вода, забурлило и вспучилось, и вскипело. Столько же веры было в этих ряженых скоморохах, сколько разыщешь влаги к северу от Киликийских врат, чтоб напиться. Но если она и хотела бы напиться, то только от крови их и страданий, как они когда-то учинили с ней...

Ее взгляд обозлился и словно изогнутая хазарская сабля опустился на сальные грубые плечи сперва монаха, а затем и женщины, что в своем невежестве смела сказать, что ждала ее. Ибо не станет овца ждать волчицу, способную разодрать ее в клочья. Когда же гостья молвила снова, было уместно и волосам на голове той овцы шевелиться.
- Найдется ль гвоздей у тебя и веревки?
Едва склонившись, затененное с одной стороны и освещенное с меньшей, лицо Ирины походило на острый, жатвенный серп.
36

DungeonMaster BBD_Taedh
17.02.2024 19:11
  =  
  Хозяйка проследила за взглядом ламии и в страхе округлила глаза. Её пальцы инстинктивно сжались в кулак, а на лбу приступил холодный пот.
  – Синьора, не нужно, прошу, – губы женщины непослушно дрогнули: – Моё заведение служит прибежищем, но не местом для убийства. Прошу, это же для вашего же блага, не тут. Прошу, идите за мной, – она в надежде попятилась, отступила на несколько мелких шажков, приподняла полу платья свободной рукой для быстрой ходьбы.

  – Любостяжание есть тяжкий грех, – проговорил тем временем священник, выпрямляясь за столом: – Любостяжание также есть причина всякому преступлению. Угрозу же, и тем более нападение на Святой Престол не должен оправдывать никто.
  – Вот-вот, – поддержал монах, но тут же умолк, сонно склонив голову к груди. Впрочем, его плывущий взгляд всё также не отрывался от женщин даже сейчас, когда его веки предательски закрывались. Немного погодя, он всхрапнул, тяжело и со звуком втянув воздух носом, и встрепенулся: – Хозяйка, я слишком долго жду кувшин вина... что же ты стоишь там, прямо перед моими глазами... с какой-то служанкой... разве затем я сюда пришёл...
  – Ричард Капуанский, что нас особо печалит, – продолжал как ни в чём не бывало клирик: – Поддался губительному желанию. Однако, ежели б Дренгот с войском схватили Александра II, то мы, в соответствии с нашим привычным обыкновением, имели бы дело с ещё одним новым антипапой. Впрочем, неизвестно ещё, не будем ли. Кстати, я слышал, что приор Сан-Себастьяно, побитый капуанцами благочестивый старец, еле живой лежит у бенедиктинцев. Если после этого избиения он умрёт, то возникнет ещё одна проблема. Как раз для Дренготов.
Отредактировано 17.02.2024 в 19:17
37

Ирина Фокина Reki
21.02.2024 05:47
  =  
Ламия внимательно посмотрела на женщину, которая хоть и не зазря всполошилась, ее намерение поняла превратно.
- В моем саду произрастают цветы, - произнесла гостья многозначительно, однако уста ее отворились снова, и теперь она прямо возразила услышанному. - Но смерть, сколько не зарывай ее в землю, не даст побегов. Делай, как я скажу...
Вместо того, чтобы следовать за хозяйкой, Ирина вдруг создала улыбчивую маску и, вооружившись ею, словно это другой человек, могла не таясь обратиться к путникам:
- Ежели Вы вина дождаться не можете, добрый человек, то как же трудно приходится Вам, чтобы противостоять иным соблазнам... - "похвалила" она монаха, обернувшись и обратив свой взор в посетительский зал. - А нас, женщин, Господь сотворил слабыми и духом, и телом...
Ее женские плечи непринужденно вздрогнули и словно ужались от стыда и смущения за те грехи, которых на самом деле Ирина не совершала.
- ...Но, к счастью, прознала, что здесь священник, и прошу одного - исповедать. Я как раз говорила с хозяйкой, чтобы она ненадолго дала нам комнатку. И она согласилась. Правда, матушка?

На этот раз снова обратившись к женщине, словно и правда ждала от нее подтверждения, Ирина сказала едва уловимым шепотом:
- Сейчас не трону его, не бойся. Вторую заодно покажешь.
Отредактировано 21.02.2024 в 05:58
38

DungeonMaster BBD_Taedh
22.02.2024 17:40
  =  
  – Д-да, у нас есть одна свободная комната, там вы можете... – осторожно, даже несколько выжидающе кивнула хозяйка, всё ещё готовая бежать. Она замерла, не в силах противиться зрелищу, не в силах изменить решение ламии.

  – Да за окромя вина у меня и соблазнов уже иных нет давно, – расплылся в сальной улыбке широколицый монах, похлопав себя по пузу. Нрав его был, похоже, относительно лёгкий, и может даже смешливый, все причитания оказались мигом забыты как только ламия обратила на него немного внимания, а взгляд, до того сонный, снова поскакал по фигуре девушки сверху донизу: – Это.. вот. Так что ты там говорила?
  – Соблазны и демоны окружают нас ежечасно, нет людей без греха, – отвлёкся от разговора на них священник, как бы предупреждая то ли женщину, то ли монаха, то ли себя, как видимо, поняв намёк ламии своеобразно: – Не в том я состоянии, дщерь моя, чтобы отпускать тебе грехи сейчас. Вот ежели б с утра, сразу после восхода.

  – Что же до преступления любостяжания, – бородатый пилигрим вперил взгляд в жирные от мяса пальцы, старательно игнорируя присутствие Ирины, почему-то затрясшись мелкой дрожью при одном только взгляде в её сторону, когда она подошла ближе некой невидимой черты. Правый глаз его вдруг заслезился: – Примите во внимание, святые отцы, что призвать к ответу гордеца мы не способны. Раз ежели он пошёл с оружием супротив сюзерена, не короля или иного облечённого мирским титулом, но Верховного понтифика.
  – Чары, хы-ы-хы-ы, я слышал, что чары и ведьмовское искусство там замешаны, – подал голос другой пилигрим, тот что был с перекошенным лицом. Его голос, не считая странного хныкания, отличался жёсткостью, если не сказать злостью.
  – Все так говорят, – проворчал, снова отвлёкшись, священник, но тут же повернулся к Ирине: – Быть может ты принесёшь нам вина, коли хозяйка медлит?
Отредактировано 22.02.2024 в 18:02
39

Ирина Фокина Reki
24.02.2024 20:18
  =  
- Вина? Отчего бы и нет... - согласилась Ирина, про себя отметив, что она извлечет из этого пользу. Вино было в погребе сразу за лестницей. Но прежде чем выполнить эту просьбу, она решила напомнить священнику его место.
- Вот только к утру я должна уйти, - виновато потупившись продолжала гостья. - Помните, отче, что было в Писании о бедной овечке? Ежели в субботу упадет в яму, разве не должно пастырю вытащить ее? И таким образом Господь наш сказывал, что богоугодное дело следует исполнять без отлагательств...
Она улыбнулась, кокетливо глянув сперва на священника, а затем и на разглагольствующего монаха.
- Прошу Вас подумать еще разочек, - добавила женщина вполоборота, уже собираясь их покинуть, но чуть задержавшись, подбросила клирикам пищу для размышлений, чтобы их ожидание миновало с пользой:
- А пока отлучусь, напомните доброму человеку, что сказано о богатстве устами самого Иисуса.
Наконец обернувшись спиной к презренным, ламия стерла с лица улыбку. Притворство, хоть и не стоило большого труда, вызывало в ней чувство сродни брезгливости. Будучи собою, она говорила бы с ними иначе и о другом, а затем каждого призвала к ответу, ибо неверие - самый первый и тяжкий грех, в котором повинны все трое. Нет ужаснее кровельщика, чем тот, что живет под чужою крышей. Как нет и царя, что спокойно глядел бы в упадок царства. Да и что сумели бы они возразить? Лицедеи и склочники, приписывающие человеческому отступничеству всенепременно дьявольские причины... "Бес попутал?"

Стряхнув эти мыли, словно не к часу полог, стоило ей оказаться в хозяйском хранилище с первым попавшимся кувшином, ламия принялась разыскивать нужную бочку. Но с тем, чтобы к выпивке в ней добытой прибавить и котилу своей крови.
Отредактировано 24.02.2024 в 20:37
40

DungeonMaster BBD_Taedh
25.02.2024 12:38
  =  
  – Уж коли вы, святой отец, не хотите сделать доброе дело, то, может, я займусь этим? – в спину ламии донёсся голос монаха, обращавшийся к священнику. Он сквозил совсем неодухотворённым умыслом, чем заставил собеседника скривиться. Ответа девушка не расслышала, кроме недовольного бурчания и громкого "шлюха", кинутого ей во след трясущимся пилигримом с бородой, как только Ирина юркнула за дверь.

  В хранилище было достаточно резервуаров, пригодных для целей ламии. Бочки и бочонки, большие, из которых, через пробки и краники, наливалось вино в кувшины, и маленькие, достаточные для переноски на руках, стояли по обе стороны от прохода, расположившись на деревянных полках, большие внизу, маленькие на верхних полках. Рядом, на полу, виднелась тара с чистой подземной водой. Кувшины, готовые для наливки, занимали отдельную нишу посередине подвала с встроенными в неё полочками.
41

12
Партия: 

Добавить сообщение

Для добавления сообщения Вы должны участвовать в этой игре.